Новости

Интервью с дирижером Олегом Анатольевичем Андреевым

Встреча удивительными людьми – всегда событие Олег Анатольевич Андреев – один из таких удивительных людей! Талантливый дирижер, яркая творческая личность, интеллигентный и мудрый человек, влюбленный в жизнь и преданный искусству. Более пятидесяти лет за дирижерским пультом, более тридцати лет преподавательского стажа. За плечами – насыщенная творческая жизнь и громадный жизненный опыт.

Представляем вашему вниманию выдержки из интервью, которое О.А. Андреев согласился дать нам во время своего визита в Харьков.

Корр: Олег Анатольевич! Богатая и насыщенная творческая биография, расскажите, как вы стали музыкантом?

О.А.: Я с детства мечтал быть военным дирижером! В детстве я очень просил маму: «Мама я очень хочу играть в военном оркестре на духовом инструменте». Но мама была категорически против и меня посадили на скрипку. Мне это, конечно же, не понравилось. А первым педагогом у меня был Марк Израилевич Болотин. Поскольку Марк Израилевич был гобоистом, он предложил маме научить меня играть на гобое, ведь гобой все-таки духовой инструмент. Но гобоя не было в духовом оркестре, поэтому я сказал «не хочу» и… стал гобоистом.
Летом меня с моей сестрой родители отправляли на целых три месяца в пионерский лагерь. Там я впервые взял горн и у меня так здорово получались на нем играть, особенно фанфары, что меня начали приглашать в соседние пионерлагеря играть эти самые фанфары. Тогда Болотин предложил мне учиться играть на кларнете, и я согласился, ведь кларнет был в духовом оркестре. Потом меня пригласили в духовой оркестр, где руководителем был Василий Григорьевич Бронников – артист киевского оперного театра, а потом я поступил в Киевское музыкальное училище им. Глиера. Завучем в этом училище работала Раиса Викторовна Корецкая – гроза-женщина, все ее боялись. Она меня увидела и сказала: «Ты у меня будешь учиться дирижированию». Так я начал заниматься хоровым и оркестровым дирижированием. Я был единственным выпускником, дирижировавшим оркестром училища при выпуске. Дирижер училища – профессор Михаил Маркович Конорштейн был категорически против этого, но Раиса Викторовна настояла, чтобы я все-таки дирижировал. Учебное заведение я окончил с отличием, и Раиса Викторовна сказала мне на прощанье: «Тебе здесь нечего делать – в Ленинград!» Так с ее легкой руки я очутился в Ленинграде.
Перед поступлением в Ленинградскую консерваторию проходило предварительное прослушивание. Послушав меня, педагоги попросили, чтобы я вот так же сыграл и на экзамене. Но мне захотелось увидеть крейсер Аврору! Мы с приятелем взяли напрокат лодку, и нас на ней унесло в море! История завершилась благополучно нас подхватили рыбаки… Но на следующий день экзамен а у меня воспаление легких, встать не могу! Ко мне пришли с приемной комиссии, посадили в машину… так, благодаря этим людям, я сдал экзамен и стал студентом Ленинградской Государственной Консерватории имени Римского-Корсакова, в 1962 году, в год столетия создания консерватории.

Корр: Вы работали со многими выдающимися музыкантами, а какой период своего творчества вы считаете наиболее интересным?

О.А.: В своем творчестве я не выделяю каких-то белых и черных периодов. Творчество это всегда непрерывный процесс, это всегда восхождение и развитие. В этом плане, для меня очень важно общение с музыкантами. Оно способствует обмену идеями, творческому взаимообогащению. Для творчества это очень важно.
Я часто бываю за рубежом, там прекрасные музыканты, но у нас самые лучшие, ведь у них все идет от души. У нас люди душевно богатые, ни в какой стране нет таких душевно богатых людей. Конечно, профессия музыканта у нас не приносит материальных благ, но зато она преобразовывает человека, делает его творцом, дает ни с чем не ощущение упоения творчеством.

Корр.: Нравится ли Вам работать с молодыми музыкантами? Как вам работается с Молодежным академическим симфоническим оркестром «Слобожанский»?

О.А.: Прекрасно! Прекрасный оркестр, прекрасные музыканты! Вот я говорю «духовым»: «Вы можете быть на сегодня свободны» – а они: «Нет! Мы хотим доиграть». Такое возможно только у нас, в других странах человек просто встает и уходит. Вот такая деталь, которая говорит о многом. Я получаю огромное удовольствия, общаясь с молодыми музыкантами, что то я даю им что то они мне. Оркестр управляем только тогда, когда я что-то предлагаю им, а они что-то мне. Я должен услышать их, понять, что они от меня хотят, ну и наоборот. И я часто с ними соглашаюсь. Они молодцы! Это преданные искусству молодые люди. Ведь если бы они хотели заработать, то пошли бы в другое место и заработали бы куда больше. Спасибо им за то, что они играют, за то, что приходят сюда не ради денег, а ради высокого искусства.
Корр.: Насколько востребована классическая музыка современным слушателем? Скажем по сравнению с тем, что было 20 – 30 — 40 лет назад. Как изменился слушатель за эти годы?
По-моему, на культуру сегодня обращают не так много внимания, как хотелось бы. Но, я уверен, что это временно. Знаете, во все времена, у разных слоев общества были свои предпочтения в искусстве. Ведь и Моцарт никогда не писал для толпы. Классическое искусство элитарно, на него толпа не будет ходить. И в этом нет ничего страшного. Те, кому нравится классическая музыка, обязательно придут и детей своих приведут и внуков. Потому что у них есть потребность.
Раньше в музыкальные школы большие конкурсы были, и это было правильно. Если человек получит музыкальное образование, это вовсе не значит, что он станет профессиональным музыкантом, ведь не все же, кто посещал уроки истории в школе стали историками. Но мы же согласны с тем, что историю изучать надо. А классическая музыка очищает человека, делает его лучше, гармоничнее, учит чувствовать прекрасное. Это всегда очень важно, особенно в наше время.

Корр.: Поделитесь пожалуйста своими впечатлениями о Харькове, как Вам наш город?

О.А.: Мне нравиться Харьков! Здесь я встаю в 6 утра, хожу по улицам и получаю удовольствие. Я захожу в Художественный музей, меня уже здесь узнают, любуюсь прекрасной коллекцией фарфоровых статуэток, наверное, лучшей в Европе – это божественно. Правда, люди несколько замкнуты, к сожалению мало улыбаются…
Харьков является настоящим культурным центром. Тут три оркестра, оперный театр, филармония – это потрясающе. И, конечно же, в Харькове есть уникальный Молодежный симфонический оркестр. А ведь он не просто молодежный и симфонический он – Академический, а это говорит о многом.

Корр.: В заключении, что бы вы хотели сказать поклонникам классической музыки и вообще всем харьковчанами.

О.А.: Хочу сказать, что жизнь прекрасна. Видишь небо и хорошо! Что касается сегодняшней ситуации то, по-моему, должно пройти несколько поколений, чтоб у детей из обеспеченных семей появилась потребность собирать деньги не в мешок, а вкладывать в страну и общество. Сейчас деньги есть у людей, которые как говорится «от сохи» и им это не надо, потому что их отцы и деды плохо жили, но это со временем пройдет. Символично, что сейчас мы с вами находимся в зале, построенном в позапрошлом веке (Дом Алчевских – ред). И этот меценат, банкир, построивший его, уже тогда думал о нас, будущих поколениях. Трудности – это временно. Придет время, жизнь наладится, а сегодняшние трудности забудутся. Поэтому, любите жизнь и слушайте классическую музыку.

Беседовал Александр Рудь.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

шестнадцать − один =

Закрыть